Презентация на 25 миллионов рублей

4 февраля 2016 года в восьми странах и более чем в тысяче кинотеатров состоялась премьера фильма «30 свиданий». В этот день одна из четырёх продюсеров и автор оригинальной идеи этого фильма Анастасия Гавриш опубликовала пост на Facebook, в котором сказала спасибо каждому, благодаря кому стало возможным снять эту романтическую комедию. Про меня она сказала: «Глебу Шулишову — за презентацию на 25 миллионов».

Мы встретились с Настей и поговорили о наших репетициях на занятиях по презентациям в Московской школе кино, а так же о том, как прошла та самая презентация 6 августа 2014 года перед Членами Экспертного и Попечительского советов Фонда кино и представителями Министерства культуры РФ. И самое главное, о том, какое такое «секретное кунг-фу» позволило ей получить инвестиции в 25 миллионов рублей.


Глеб Шулишов (ГШ): Давай два слова про кино, чтобы читателям было понятно.

Анастасия Гавриш (АГ): Это романтическая комедия про девушку-неудачницу. Героиню бросил парень, с которым они встречались пять лет, и она не знает, что делать. В интернете девушка находит тренинг от какой-то псевдогуру, где говорят, что если сходить на 30 свиданий за месяц, то бывший непременно вернётся. И наша героиня ходит на свидания со всякими разными фриками, которых находит на сайте знакомств. Заканчивается всё тем, что её бывший возвращается, но он ей уже не нужен. Она начинает понимать, кто она сама по себе, чего ей истинно хочется. Конечно, там хэппи-энд, но все подробности рассказывать не буду.

ГШ: Как давно эта идея пришла тебе в голову?

АГ: За какое-то время до того, как я пошла учиться в Московскую школу кино, я ходила на женский тренинг. И там было такое упражнение: 30 свиданий за месяц. Оно, на самом деле, очень жестокое. От этого ужасно устаёшь. Но моя подруга с помощью этого метода вышла замуж и очень счастлива. Мне самой удалось сходить на 30 свиданий только за три месяца, и это я ещё очень старалась.

ГШ: А в сценарии много историй, которые случились с тобой? Или там всё про тебя?

АГ: Нет, там не всё про меня. Изначально мы это писали с моей подругой Ирой Горбенко со сценарного факультета: я ей что-то рассказывала, она записывала, и в итоге получилась целая история. Потом сценарий сильно перерабатывался, но идея сохранилась.

ГШ: Кем ты работала до того, как стала продюсером кино?

АГ: По образованию я инженер, а работала большую часть жизни журналистом. Потом — интернет-маркетологом, работала в Look At Me, затем в Comdi.

Мне сфера кино нравилась ещё со времён универа, я тогда много смотрела классику мирового кинематографа. Получилось даже поработать в нескольких киношных изданиях в качестве журналиста. Но мне хотелось большего. А потом вышла книга Александра Роднянского «Выходит продюсер». Я прочитала её за один день и поняла, что точно хочу работать в кино, и решила пойти поучиться. Нашла школу и поступила.

ГШ: Кому ты первому презентовала идею этого фильма?

АГ: Моим одногруппникам. У нас было задание на сценарном мастерстве — собирать идеи и потом рассказывать о них, выступая перед группой. Мы всегда рассказывали друг другу свои истории и обсуждали их, мы и сейчас это делаем: один продюсер – другому продюсеру. Там тогда было много сюжетов, но про эту идею все говорили, что она крепкая – прям бери и снимай.

Моя первая официальная презентация была ужасной — на зачёте по сценарному мастерству. В ней не было никаких картинок, только текст. Вторая презентация была уже получше. Я помню, что я для неё делала такой дурацкий видеоролик: просто картинки и текст, которые вылетали на экран. Такой кошмар-кошмар. Тем не менее, саму идею донести удалось, и мне уже тогда сделали предложение снимать кино.

Уже потом пришёл ты. Во время занятий с тобой я как раз доделала презентацию, с которой выступала на зачёте по маркетингу. На её основе я делала и презентацию для Фонда кино. Я ещё даже не закончила первый курс, а мы уже начали процесс подготовки.

ГШ: Тебе не было страшно?

АГ: Было, конечно.

ГШ: Мне кажется, нужно быть очень смелым человеком, чтобы после нескольких вечерних занятий пойти снимать кино.

АГ: Я вообще такая, отчаянная. Мне страшно, но я иду. Как по-другому?

ГШ: На презентации тоже так?

АГ: Да.

ГШ: А как ты оказалась на сцене Фонда Кино?

АГ: Моя идея понравилась моему преподавателю и его другу, который был моим одногруппником. Они предложили мне подать сценарий в Фонд кино, чтобы получить господдержку. Таких заявок было около 250, и мы прошли первый этап. А после сценарного конкурса идёт как раз конкурс презентаций — не выступление на сцене, а именно документ. Сначала оценивается творческая составляющая проекта, а презентация — это уже бизнес-проект.

На втором этапе судят другие эксперты: продюсеры, владельцы студий, прокатчики, там есть и Бекмамбетов, и Бондарчук, — все громкие имена. И этот этап мы тоже прошли.

Третий этап — питчинг на сцене Фонда кино от примерно 60 кинокомпаний. На это даётся очень мало времени — 5 минут. Мы специально репетировали, чтобы всё успеть. Нас было трое, но я вообще не хотела на сцену выходить.

ГШ: Тогда как получилось, что из троих выступала именно ты?

АГ: Это очень смешно. Мы подготовили специально для этого выступления ролик, где Наталья Медведева (исполнительница главной роли фильма «30 свиданий») кричит. Над самой презентацией я очень много работала, сидела с твоими лекциями и книжками, всё выверяла. Смотрела на другие примеры. Уровень многих презентаций на питчинге, если честно, — без слёз не взглянешь. Даже успешные студии, которые могли бы нанять дизайнера, выходят с таким кошмаром! Хотя в последние годы я вижу тенденцию к улучшению.

В общем, я подготовила презентацию, а мои начальники хотели отправить меня выступать. Я отказывалась, так как очень боюсь выходить на сцену. Но в итоге всё-таки пришлось. Мой коллега Дима Осмёркин написал полностью текст, который мы с ним тщательно учили. Перед выходом на сцену мы распределили слова, чтобы каждому досталось примерно поровну. Но на сцене сразу все пошло не так, как мы планировали: наш сопродюсер Алексей Агеев, который выступал первым и должен был передать слово Осмёркину, что-то перепутал и пригласил на сцену меня.

Если посмотреть на запись, то видно, что мы все немного в шоке, но мне ничего не оставалось, кроме как начать говорить. В итоге выступала только я. Но в Фонде кино мне было легче выступать, чем перед группой в школе. Может быть, потому что я не знаю этих людей в жизни.

ГШ: Что, как тебе кажется, было в той презентации такого, что принесло вам желанный результат? Или это просто звёзды так удачно выстроились?

АГ: Во-первых, наш бюджет был очень реалистичный. Сборы тоже. При прокате мы немного не дотянули до запланированных, но результат неплохой. У нас был очень сильный маркетинг, потому что у Дмитрия Литвинова, нашего генерального продюсера, своё агентство, которое занимается кино уже 15 лет. То есть комиссия могла быть уверена, что мы не провалим маркетинг. У нас был хороший ролик. Антон Малышев, исполнительный директор Фонда кино, сидел в первом ряду, и я видела, как он смеялся.

ГШ: Реальные цифры, ролик, который вызвал живые эмоции, что ещё?

АГ: Хорошая команда. Мы постарались наиболее выгодно представить в презентации команду проекта, комиссии эти имена были знакомы. У нас был достаточно известный молодой режиссёр, хороший кастинг. История, может быть, зацепила, эксперты смогли увидеть в ней потенциал — у нас был хороший high concept.

ГШ: Насколько вы вообще изучали свою аудиторию в Фонде кино: кто будет в зале, кто будет ставить вам оценки?

АГ: Я изучала этот вопрос. Прям хорошо я изучила человек четырёх из пятнадцати. Бекмамбетова, например, но он не пришёл. Он вообще на эти тусовки не ходит.

Леонид Верещагин — это продюсер, который сейчас делает «Экипаж», а до этого выпускал «Легенду №17». Например, я узнала, что он является обладателем гран-при в Каннах за фильм «Утомленные солнцем».

ГШ: Ок, ты получила деньги, которые были нужны для создания фильма. Что было дальше?

АГ: Доводили сценарий до совершенства, готовились к съёмкам. Зимой мы начали снимать, но это самый быстрый этап. У нас был достаточно долгий постпродакшн — почти девять месяцев. Было несколько версий монтажа. Но я в творческий процесс не лезу. Я поняла, что моя епархия — это организация, денежные вопросы, то есть именно продюсерские функции, причём не креативного продюсера, а именно классического.

ГШ: А ты сейчас стала увереннее выступать? Или всё стараешься скинуть на кого-то, чтобы самой этого не делать?

АГ: Я думаю, что стала увереннее.

ГШ: Что бы ты могла посоветовать, тому, кто читает это интервью? Вот он некомфортно себя чувствует, выступая перед аудиторией, и ты тоже, но ты выступаешь, и у тебя получается.

АГ: Ходить на массаж. Это, кстати, правда. За день до презентации в Фонде Кино мы встречались с Осмёркиным, и он мне сказал сходить на массаж. Меня до такой степени колбасило, физически трясло. Но я никуда не пошла, сидела дома, а он мне позвонил почти уже ночью: «Ты на массаже? Срочно иди на массаж, прямо сейчас!». В итоге я нашла круглосуточный салон и в час ночи пошла на двухчасовой массаж. Пришла домой, легла спать, и это очень круто подействовало.

ГШ: Я думаю, ради этого совета наше интервью и состоялось.

АГ: Ну а второй секрет: что делать — надо брать и идти. Позади Москва, отступать некуда.

ГШ: Что дальше будешь делать?

АГ: Буду работать в нашей компании дальше. Надеюсь, запланированные большие проекты в скором времени воплотятся в реальность. Ну, и в Фонде кино в этом году тоже хотелось бы выступить, уже в третий раз.

Добавить комментарий:

Комментарии:

13 июня 2016
Марина
Спасибо! Вдохновляющая история!! Ответить
3 марта 2016
Глеб пользователю Lawazza2010
Ну, в этой презентации слайды это только небольшая часть успеха. А если очень хочется их увидеть, то они есть в видео-записи выступления - см. выше. Ответить
3 марта 2016
Олег
самое главное есть - реальная история автор апрезентации - обычного человечного человека )). Спасибо, Глеб! )) Ответить
3 марта 2016
Lawazza2010
Глеб, а самого главного то и нет Как нам взглянуть на эти миллионные слайды?))) Вы могли бы их выложить скажем на slideshear? Ответить